Турецкий газовый хаб: вроде он есть, но пока его нет

Москва и Анкара получат выгоду от работы торговой площадки для европейских потребителей, но остаются неясными несколько ключевых деталей, главная из которых — обеспечит ли Европа нужный хабу спрос на газ

Недавний визит вице-премьера РФ Александра Новака в Анкару вновь оживил тему турецкого газового хаба. Российский политик не назвал сроков завершения переговоров о его создании, но заявил, что в скором времени турецкая сторона, а именно газовая компания Botas, отправит своих технических специалистов в офис «Газпрома» в Санкт-Петербурге, чтобы обсудить детали.

Разговоры о том, что РФ направит дополнительные объемы голубого топлива в Турцию, тем самым создавая там еще больший чем сейчас узел для прокачки углеводородов, длятся уже не первый месяц и даже не первый год. Еще в октябре президент России Владимир Путин, выступая на форуме «Российская энергетическая неделя» в Москве, предложил создать в Турции «крупнейший газовый хаб» для поставок в Европу. Он подчеркнул тогда, что РФ могла бы увеличить поставки через Турцию, компенсируя остановку «Северных потоков» после теракта в Балтийском море.

Анкара по понятным причинам на такую инициативу отреагировала крайне положительно, заявив, что готова стать инфраструктурным газовым узлом. Однако вопросы управления будущим газовым хабом, потенциальные объемы поставок, наличие соответствующей инфраструктуры и много других деталей до сих пор не согласованы.

Газ есть, но с покупателями проблема

Для России, как и для Турции, создание такого хаба по многим причинам выгодно. Анкара становится еще более важным транзитером и получает от этого не только влияние и более тесные торговые связи с восточными и западными соседями, но и неплохо зарабатывает. Москва получает маршрут по сбыту углеводородов в условиях, когда ей не позволили прокачивать газ через Балтийское море. Но все это в итоге упирается в одну крайне неприятную проблему — отсутствие желания у Евросоюза увеличивать закупки российского трубопроводного газа. Мало того, Германия, как и другие потребители газа РФ в Европе, не торопятся с расследованием по взрывам «Северных потоков», так они вообще не выражают никаких пожеланий по восстановлению этих магистралей.

Кстати, осенью 2022-го пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков в разговоре с журналистами прямо сказал, что вопрос создания газового хаба в Турции не обсуждался с потенциальными конечными покупателями этого газа — странами ЕС. Ситуация в корне не изменилась и к весне 2023 года, когда в мае глава турецкого Минэнерго Фатих Донмез заявил в интервью Haber Global, что центр торговли газом заработает максимум в течение года. Донмез сообщил тогда, что после начала работы такого хаба появится возможность продавать странам Европы больше газа и диверсифицировать источники энергоносителей применительно к Турции.

Увы, но деталей организации работы такого узла, как и ценообразования газа на нем, до сих пор никто официально так и не сообщил. Из заявлений Новака в конце ноября лишь известно, что «делегация Турции ознакомится с наработками по „дорожной карте“ проекта». 2023-й подходит к концу, и не похоже, что всего за месяц проект запустят. Правда, тут стоит отметить, что в Турции в начале этого года произошло серьезное землетрясение, последствия которого экономика этой страны ощущает до сих пор. Справедливо предположить, в таких условиях не то что организация газового хаба, а даже запланированные расширения ПХГ стали более трудновыполнимыми.

Впрочем, за 2023 год все же некоторые цифры — хотя ни в коем случае нельзя считать их единственно верными в будущем проекте — «просочились». В апреле 2023-го глава турецкого Минэнерго говорил, что потенциальные объемы природного газа, поставляемого через будущий в Турции Центр международной газовой торговли, могут составлять 40-45 млрд кубометров в год, если будут достигнуты договоренности с покупателями в Европе. В первую очередь, говорил тогда глава ведомства, ими станут страны на Балканах. Но повторимся, это сценарий, который хотела бы видеть именно Анкара. На практике все может сложиться несколько иначе.

Хаб с потенциалом роста по объемам?

Россия поставляет газ в Турцию в данный момент по двум трубопроводам. Первый — это «Голубой поток», начавший работу в 2003 году с мощностью в 16 млрд кубометров в год. Второй — «Турецкий поток», который запустили в январе 2020-го с годовой мощностью в 31,5 млрд кубометров. Если по первой магистрали газ идет из РФ исключительно для потребления турецким рынком, то в случае со второй все сложнее. Первая из двух ниток «Турецкого потока» с мощностью в 15,75 млрд кубометров в год тоже создана для прокачки углеводородов, которые потребляет Анкара. А вот вторая нитка газопровода используется для поставок голубого топлива в Болгарию, Грецию, Македонию, Румынию, Сербию, Венгрию, Боснию и Герцеговину.

Нетрудно догадаться, что если РФ хочет продавать в Европу еще больше газа за счет транзита через Турцию, для этого понадобится дополнительная инфраструктура. Конечно, это только предположения, но логичным была бы либо прокладка новых газопроводов (о чем ни одна из сторон пока не заявляла), либо увеличение объема в турецких ПХГ (об этом как раз Анкара активно говорит и даже хвастается успехами).

Еще в январе 2022-го Фатих Донмез заявил, что после завершения необходимых работ суммарный объем хранилищ «Туз Гелю» и «Силиври» достигнет 10 млрд кубометров. К концу 2022-го турецкие хранилища могли вместить до 5,8 млрд кубометров газа. Важно отметить, что цифра серьезно выросла, поскольку к концу 2022-го «Силиври» было расширено до с 3,2 млрд до 4,6 млрд куб. м. При этом «Туз Гелю» планировали тоже увеличить к концу 2023-го — с 1,2 млрд кубометров до 5,4 млрд. Пока что работы еще ведутся, возможно, они закончатся позже намеченного срока. Но когда их завершат, Турция действительно будет располагать ПХГ с общей вместимостью в 10 млрд кубометров газа, что для работы газового хаба станет очень удобным инструментом. Другой вопрос, готова ли Анкара, как и Москва, пойти дальше — создавать новые объекты инфраструктуры, увеличивающие объемы накопления на потенциальном хабе?

Как отметил в комментарии для «НиК» аналитик ФНЭБ, эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков, пока речь идет лишь об избытках газа из «Турецкого потока». Иногда в этой магистрали действительно возникают излишки. За последний год газопровод работал не на полную мощность. Но излишки измеряются парой миллиардов кубов в год максимум, а это немного. Поэтому речи о замене «Северных потоков» не идет. Один только Nord Stream, к примеру, мог в год выдавать 59 млрд кубометров в год (вместо 55 млрд проектной мощности). Но на первом этапе Турция хотела бы опробовать в принципе сам механизм, как он работает. То есть продать именно с хаба хотя бы небольшие объемы в юго-восточную Европу.

«Формально хаб уже работает. Газ, идущий по „Турецкому потоку“, покупают турецкие, сербские и греческие трейдеры и продают его в Болгарию, которая, кстати, в прошлом году отказалась покупать газ у „Газпрома“ по предложенной им схеме с рублевой системой расчетов. Там речь шла о порядка 3 млрд кубометров. По сути, некая перепродажа уже есть. Но хаб еще подразумевает систему хранения и выстраивание торговой открытой системы продаж. С Botas подписали контракты румынская компания, а Молдавия, компании из Сербии тоже хотят заключить контракты. Откуда турецким поставщикам взять этот газ? Очевидно, у РФ. Конечно, можно взять какие-то объемы у Азербайджана, но преимущественно дополнительные объемы все равно идут из России.
Москва хочет, чтобы Турция создала именно систему торговли. Возможно, это будут биржевые торги — открытая площадка. А Анкару устраивает и нынешний статус-кво. Но важно официально его запустить, чтобы еще раз продемонстрировать, что Турция стала еще более важным игроком на рынке газа Европы»,

— говорит Игорь Юшков.

Он также напомнил, что в этом году было землетрясение, которое серьезно нарушило планы Анкары по открытию газового хаба. Ей нужно показать, что о проекте не забыли. Но в долгосрочной перспективе руководству Турции, вероятно, хотелось бы видеть хаб именно в качестве системы перепродажи российского газа. Поэтому Анкара заинтересована в том, чтобы «Газпром» подписал, к примеру, с государственной Botas долгосрочный контракт на поставку газа по ценам «биржевая цена минус». Суть формулы — вы (Россия) нам со скидкой в 5-10% от рыночной цены продаете газ, чтобы мы (Турция) всегда имели гарантированный доход.

Ясно что Москва тоже торгуется. РФ хочет, чтобы была просто торговая площадка, а Турция — чтобы торговали через нее по контракту.

Основная идея РФ о создании газового хаба состоит в том, чтобы туда приходили европейские компании, а российские на базе турецкой площадки продавали бы им газ в рамках биржевых торгов. Голубое топливо, таким образом, как бы деполитизировалось. Компании из ЕС могли бы приобретать газ «не у России», а «на бирже». Москва хочет, чтобы европейские покупатели не боялись ее углеводородов на рынке.

«Проблема в том, что особой заинтересованности европейцев в таком проекте не видно. Да, они покупают газ у самих турецких структур, но непонятно, придут ли они на биржу, если таковая заработает. Отсюда и тишина по поводу расширения новой инфраструктуры. Нет ни новых ниток газопроводов, ни даже проектов на бумаге. Пока что есть только желание попробовать хаб в тестовом режиме на тех излишках, что имеются сейчас.
Если эта практика устоится, если Европа покажет, что хочет пользоваться подобной площадкой (для чего в перспективе не только в Турции инфраструктуру надо расширять, но и в самих странах ЕС), тогда РФ пойдет на увеличение прокачки газа в Турцию. До тех пор, пока этого не произошло, проект можно считать довольно рискованным. ЕС боятся Турции. РФ опасается вкладывать, когда нет гарантии востребованности товара»,

— резюмирует Игорь Юшков.

Планы по турецкому хабу большие, но все осторожничают

В целом, несмотря на заявления со стороны Анкары и Москвы о готовности работать над газовым хабом, все ведут себя максимально аккуратно. РФ предлагает Botas ознакомиться с «дорожной картой» от «Газпрома», но эпохальных контрактов с ней пока не подписывает. Турецкая госкомпания заключает новые контракты на поставки газа с Болгарией, Венгрией, Молдавией и Румынией, но объемы небольшие.

К примеру, в конце сентября этого года Botas подписала с East Gas Energy Trading соглашение о поставке газа в Молдавию с 1 октября. В документе говорилось о 0,73 млрд кубометров в год. 27 сентября Botas подписала с румынской OMV Petrom соглашение о поставках 1,4 млрд кубометров газа в год, которое будет действовать до 31 марта 2025 года.

При этом у Botas уже действует 13-летний контракт с болгарской госкомпанией «Булгаргаз», по которому болгарская компания получает доступ к поставкам газа с регазификационных терминалов турецкой корпорации в объеме до 1,5 млрд кубометров в год. Договор Botas и венгерской MVM подразумевает еще меньшие объемы — всего 275 млн кубометров, которые поступили в восточноевропейскую страну весной и летом этого года.

В итоге мы видим, что в долгосрочной перспективе Турция готова торговать газом лишь с Болгарией, причем в виде СПГ. Значит ли это, что Анкара хочет в будущем газовом хабе, который обсуждает с Москвой, сделать упор именно на прием российского газа с дальнейшей его перепродажей в сжиженном виде? Если посчитать мощность всех терминалов в Турции (Marmara Ereğlisi, Aliaga/Izmir, Etki Liman LNG/Neptune и Dortyol), то это примерно 24 млрд кубометров газа в год. Объем весьма серьезный, особенно если говорить о нуждах только балканских стран.

Но регазификационные мощности нужны Турции и для частичного удовлетворения собственного импорта. Иногда из общего импорта голубого топлива страны — 40-50 млрд кубометров в год — доля СПГ занимает 7,5 млрд (как в 2015 году), а иногда и все 14,8 млрд (как в 2020 году, когда СПГ было покупать даже выгоднее, чем трубопроводный газ). Проще говоря, если действующие СПГ-терминалы станут использоваться для будущей работы турецкого газового хаба, то это будет делаться ситуативно, более того, использоваться будет не вся их мощность. Конечно, могут появиться плавучие регазификационные установки (FSRU), которые можно просто доставить к берегам Турции, а не строить с нуля как стационарные объекты. Однако о массовой закупке таких объектов Botas пока не сообщает. Лишь в мае этого года были сообщения об одном таком проекте — установке FSRU с мощностью в 7 млрд кубометров в год в заливе Сарос.

Судя по всему, будущая конфигурация турецкого газового хаба еще только формируется. Да, такая платформа выгодна и Турции, которая будет зарабатывать в то или иной мере в качестве транзитера, и России, которая сможет продавать больше голубого топлива после падения объемов экспорта в 2022-м из-за терактов. Однако все стороны осторожничают и эпохальных договоров ни с покупателями, ни с поставщиками, ни с компаниями, строящими газопроводы или СПГ-терминалы, не заключают. Все упирается в нестабильное поведение покупателей из Европы.

Стрелочник
Стрелочник
http://strelochnik.com - Стрелочник - инсайд и коруппция в транспортной отрасли.